Уголовно-правовая политика в эпоху перемен вызовы и как им противостоять

Авдеева Екатерина Валерьевна
Кандидат юридических наук,
Председатель Комитета развития правовых услуг
и экспертизы законопроектов,
Руководитель рабочей группы по подготовке КоАП
Общероссийской общественной организации «Деловая Россия».
Доцент кафедры правового обеспечения
рыночной экономики Высшей школы правоведения
Института государственной службы и
управления РАНХиГС при Президенте РФ.

Комплексно поддерживая заданный Президентом РФ курс на либерализацию уголовного законодательства в отношении бизнеса, мы понимаем, что защита прав субъектов предпринимательской деятельности заключается не только и не столько в декриминализации максимального количества экономических статей. Речь идет также о защите от экономической преступности, которая представляет реальную серьезную угрозу экономической безопасности и, как следствие, деловому климату.

Таким образом, к реформированию уголовно-правовой политики необходимо подходить комплексно, исходя из баланса частных и публичных интересов, а также учитывая долгосрочные перспективы таких изменений оценивая финансово-правовые последствия в отложенном периоде.

На сегодняшний день мы можем констатировать колоссальное улучшение в части налоговых составов. Этому способствовало трехкратное повышение пороговых значений для определения размера ущерба по президентскому закону в 2020, а также изменение порядка возбуждения уголовных дел в 2022 году – по направленным материалам налоговой проверки в связи с тем, что налоговый орган усматривает недоимку. Важную роль сыграло принятие закона, который был озвучен лично Президенту РФ Владимиру Путину на форуме «Деловой России» в 2022 году и поддержан им, что демонстрирует активное участие государства в защите прав субъектов предпринимательской деятельности. Благодаря этому законопроекту, было определено законодательное основание для отказа в возбуждении уголовных дел в случае, если налоговая недоимка погашена в полном объеме до принятия такого процессуального решения, а также изменились сроки давности по квалифицированным налоговым составам и теперь они составляют 6 лет в связи с тем, что максимальная санкция лишения свободы была уменьшена на 1 год.

Данные меры в совокупности играют позитивную либеральную роль для делового климата, предоставляя большое количество возможностей для предпринимателей, даже совершив ошибку, компенсировать ее, заплатив налоговую недоимку и в случае несогласия оспаривать это в Арбитражном суде.

Хотелось бы отметить, что сегодня актуальным становится вопрос сроков проведения налоговой проверки, чтобы в случае выявления недоимки правоохранители успевали проводить расследование и направлять в суд, а суд – выносить приговор, чтобы наступление сроков давности не приводило к индульгенции для предпринимателей.

Следует отметить, что поступают и избыточные предложения в части либерализации. В частности, речь идет о законопроекте партии «НОВЫЕ ЛЮДИ», направленный на еще большее повышение порогов по налоговым составам до 35 млн. руб. в качестве крупного ущерба и до 100 млн. руб. в качестве особо крупного, указав на негативные последствия повышения таких порогов. Это приведет, с одной стороны, к снижению превентивной функции уголовного права в части налоговых составов, а значит и снижению поступлений в бюджет, а с другой стороны, правоприменитель может изменить методологию расчета задолженности или вообще использовать иные составы, что в итоге может негативно сказаться на предпринимателях. Проблема определения крупного и особо крупного ущерба по соответствующим частям статей УК РФ больше всего имеет значение для порогов сумм по ст. 159 УК РФ. Существующий порог ущерба в 250 тыс. руб., который относит совершенное деяние в разряд крупных, абсолютно не коррелирует с текущими экономическими реалиями и уровнем инфляции.

Кроме того, хотелось бы отметить ситуацию, которая складывается в связи с диспропорцией по ст. 198 УК РФ и ст. 199 УК РФ Согласно действующей норме, пороги сумм различаются в зависимости от формы ведения бизнеса индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, и, как следствие, различается и степень ответственности. Так, по ст. 199 УК РФ значительные суммы относят деяние к категории средней тяжести, а части 1, 2 ст. 198 УК РФ – к небольшой тяжести. Эту диспропорцию мы увидели очень остро на скандальных примерах российских блогеров, у которых недоимка составляет сотни миллионов рублей, в отдельных случаях – миллиарды рублей. Здесь важно учесть, что закон – на стороне бизнеса, который готов, пока еще не поздно, продемонстрировать осознание ошибок и подать уточненную декларацию или, в случае если из налогового органа уже поступила информация с требованием об уплате недоимки, произвести оплату немедленно. Даже после возбуждения уголовного дела можно ожидать его прекращения или освобождения от уголовного наказания в связи со ст. 28.1 УПК РФ и ст. 76.1 УК РФ в зависимости от стадии, на которой происходит полная уплата налоговой недоимки. Благодаря вступившим в законную силу поправкам в УПК РФ в марте 2023 года в случае уплаты налоговой недоимки до принятия решения о возбуждении уголовного дела, выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Следует отметить, что оперативные, следственные и налоговые органы активно используют цифровые методы. Вопросы цифровизации уголовного судопроизводства стоят остаточно остро, потому что обладают потенциалом решить вопросы, связанные с ознакомлением с материалами дела, в частности, в случае отказного материала, проверкой прокуратурой, восстановлением материала в случае утраты.

На сегодняшний день продолжают оставаться актуальными вопросы, связанные с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу, бесконечно долгое не приобщение изъятого имущества в качестве вещественных доказательств и неприятие решения о ее возврате законному владельцу. Жалобы поступают и на аресты имущества, в том числе третьих лиц. Все эти вопросы требуют внимания и осмысления.

Сегодня поиск решения проблемы избрания меры пресечения в отношении предпринимателей происходит через нахождение универсальной формулы оговорки по совершению преступлений в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. Однако важно исходить не только из процессуальных аспектов, но и квалификационных, так как выделение специальных составов позволит включать эти составы без дополнительной оговорки. Научное сообщество склонно к выделению только по предмету преступного посягательства, но тем не менее в данном случае это может быть целесообразно для обеспечения защиты прав субъектов предпринимательской деятельности, а также возможности применения финансовых санкций для впервые совершивших деяние лиц, как в случае возмещения НДС и исполнения госконтрактов (хотя это вопрос дискуссионный).

Эти вопросы оказывают колоссальное влияние на деловой климат, на раскрытие предпринимательского потенциала, что сегодня имеет критическое значение для экономики страны, а также для обеспечения экономической безопасности. Поэтому данные вопросы требуют глубокого анализа и системного подхода.

Важно понимать, что достаточно большую угрозу для экономической безопасности представляют экономические преступления, киберпреступления, продажа «бумажных» НДС на различных интернет-площадках, так называемое «рейдерство». Поэтому либерализация не должна подразумевать тотальную декриминализацию, на которую рассчитывают предприниматели, которые не сталкивались с проблемами уголовно-правового характера в качестве потерпевшей стороны.

Таким образом, Экспертный центр выступает, во-первых, за включение вопросов организации защиты прав субъектов предпринимательской деятельности в уголовно-правовую политику, а во-вторых, системный подход к реформированию действующего законодательства через организационно-структурные, квалификационные и процессуальные аспекты.

Актуальное

Медиация в России и Китае

Статья посвящена рассмотрению исследованию особенностей распространения медиации в России и Китае, ее историческим предпосылкам, культурному базису, факторам, способствующим расширению медиативной…